Стихотворно-семейное…

Стихотворно-семейное…

стихи

Любовь к поэзии у меня наследственная. Любят родственнички чувственные строки и возвышенное переплетение рифм. Помню, тётушка читала Пушкина… громко так, с выражением. Глаза сияли, мимика и движение рук дополняли то, что было неподвластно голосу. Она старательно лепила образ, ведомый только ей, а я – четырёхлетняя кроха, никак не могла взять в толк, к чему сие усердие, когда текст и так понятен? Однако присутствовали и другие, оригинальные и вполне логичные вопросы — зачем это русалка, существо, в общем-то, рыбьего происхождения, на ветвях делает? И как это «ступа с Бабою Ягой идет, бредет сама собой»… ей ведь летать положено? Тётка, тогда ей было чуть за двадцать, от меня отмахивалась: «Не перебивай, впитывай красоту слога!». Декламация, справедливости ради, оставила-таки след в моей восприимчивой ко всему прекрасному душе. Позже уже сама читала стихотворения этого курчавого, мечтательного гения.

 

Маме также не были чужды труды стихотворцев. Она частенько между делом (готовя обед или занимаясь уборкой) цитировала Лермонтова: «Погиб поэт! – невольник чести…». Если же я доставала её своим бесконечным «давай, поиграем», она переходила на завуалированное отстань: «Мама спит, она устала, вот и я играть не стала. Я волчка не завожу, я уселась и сижу». В её репертуаре, кстати, стихи Пушкина тоже были. Вернее одна строчка из «Руслана и Людмилы». Употреблялся этот отрывочек вот по какому случаю… когда маме надоедали чьи-то шутки, она, воздевая руку к небу, произносила: «Молчи, пустая голова…» Ещё, в поэтической библиотечке моей родительницы присутствовали и такие легкомысленные вирши: «Ты прости меня, любимая, я выпил спирт неразведённый», «Ёлки-палки, лес густой, ходит папа холостой. Когда папа женится, куда мама денется?». Я повторяла за ней всё подряд… и «Мишка косолапый по лесу идёт…», и «Если мальчик любит мыло и зубной порошок…», ну, и остальное… специфическое. Помню ещё, что весьма удивлялась популярности последних… что гости так веселятся-то…

 

Дед по папиной линии очень увлекался Есениным. У него даже был томик стихов поэта, прижизненное издание. Бабушка говорила: «Выбор подходящий сделал, паразит!». Это к тому, что дедушка очень походил на Есенина. Причём не только лицом, но и стилем жизни — выпить любил и гульнуть налево. Не знаю, у кого первого терпения не хватило… у самой бабули или у её братьев. В общем, пришлось деду покинуть дом. Поспешно. Любимая книжка осталась на столе, как потом выяснилось — на растерзание обиженной бабушки. Душа у неё горела, поэтому редкий и, полагаю, дорогой томик отправился в печку, предварительно подвергшись расчленению. Тётушка после говорила: «Мама, лучше бы продала книгу, польза была бы. И нам, и людям!». Жалела ли об этом поступке бабушка осталось тайной. Однако холодными зимними вечерами она, взяв меня на руки и крепко обняв, тихонько цитировала: «Ты жива ещё, моя старушка, жив и я, привет тебе, привет…».

Поэтов же, мастеров рифмованного слова, в нашей семье не случилось… видать, склад ума для этого особый нужен.

 

Также на эту тему, Вы можете прочитать:

Категория: Рассказы
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Вы можете оставить комментарий или трекбэк с вашего сайта.
Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>